Днепропетровцы в украинской повстанческой армии часть 7

— А улица седьмой Победная?.. П. Д .: — Я не могу сказать. «Маруся» работала и писала на машине на Левобережье. На Правобережье мы имели ... Были, некоторое время даже она была на Правобережье, где-то около проспекта Маркса, но позже там была квартира сама по себе не очень надежная, то мы отослали ее на Левый берег ... и я однажды чуть не утонул, потому что было в марте — по Днепру уже шла, по льду шла уже вода, так (показывает), вот такой глубины, и как раз надо было переходить мне на Левый берег, и я получил такую ​​палку, палку такую ​​длинную — и уходил. И я пришел. А после меня шел один эсбистов, понимаете, и провалился. И был бы утонул совсем, если бы ... (запись прерывается) ... Д. К .: — Господин Петр, а кто был в Краевом проводе? П. Д .: — В Краевом проводе так Кук — Краевой проводник, я уже Засим его заместитель, референт политический и пропаганды — Логуш Омелян — «Иванов», «Граб» — СБ, «Лемко» — юношество. Это была пятерка руководящая, а до этого мы имели людей уже, не считались членами краевого провода, но как в аппарате назад работали. Д. К .: — Областной управы уже не существовало в то время? П. Д .: — Была городская ... И была областная, там же Криничанский район и целый ряд еще ... Д. К .: — Олийниченко профессор ее возглавлял ... П. Д .: — Ну так это был ректор транспортного института ... Д. К .: — Но он возглавлял областную управу, которую немцы разогнали ... П. Д .: — Не-не-не ... Он был симпатизирующий наш, но он членом ни был ... он был в управе ... Это был ректор транспортного института. Высокий такой, полный человек. П. Х .: — А Корниенко, он начальником полиции был?.. П. Д .: — Им отдельно занималось ВБ. Люди, которые были связаны с полицией, или где-то какие-то органы возглавляли, не имели права никакого быть в Организации, ни ... Такими СБ занималась. Она имела свои службы, она имела своих людей и так далее, потому что ... Там, с Корниенко, не мог буть связь какой идейный, а чисто, так сказать, технический. Только так. Людей таких никогда в Организацию не включали. И он не был членом, я вам сразу говорю, а хотя он мог сотрудничать, но это ... Д. К .: — Сокол фамилия Вам ничего не говорит? Был он в доме «Просвиты», старый учитель ... П. Д .: — Хватит мне сказать. Рябишенко там был, Разгон Иван был. Но Разгон Иван был такого мельниковского направлении ... Рябишенко работал также где-то или в транспортном институте преподавателем, или, может, даже доцентом ... Рябишенко вышел за границу, потом был очень активным за рубежом, так я слышал о нем ... Рябишенко, Алексея ... да ... Педагог . Я у него на квартире тоже некоторое время не было. П. Х .: Они сторонниками были, да? Не были членами ОУН? П. Д .: — Нет, они все были членами, все были членами ОУН, да. Тогда была еще заведующая детским садом, который был по проспекту Карла Маркса. Фамилии я не помню, называли «тетя Мотя», была такая высокая женщина. П. Х .: — А где печатались листовки, типография была у вас какая? П. Д .: — В Тритузное, между Днепропетровском и Днепродзержинском село Тритузное — это было полностью наше село. Мы там были очень хороших людей, там были и укрытия уже, понимаете, в то время. То, что и на Западе не было еще укрытий, а мы уже там имели укрытия. Тритузное — было село, где мы могли идти днем ​​и ночью, если хочешь, и ... Д. К .: — А по районам Вы ездили? П. Д .: — Во районах не было, я — по областях ездил. Д. К .: — Были прямые связи с областями, например, с Одессой, с Кировоградом? П. Д .: — Обязательно, ну как же? Должно было так быть. И больше, собственно, я ездил, я постоянно в разъездах был, я меньше ... ну, жил и в Днепропетровске, но должен был по областям различных ездить, по которым уже вам назвал ... Д. К .: — А передавали литературу по Запада все время?.. «Идея и чин» ... П. Д .: — Все время, все время. Курьеры постоянно ездили ... Я потом был редактором, когда уже был на Западе ... Д. К .: — С Ярославом Самотовка, мельниковцев, Вы встречались? П. Д .: — Возможно так, не помню. П. Х .: — А вообще контакты были с мельниковцами хоть какие-то? П. Д .: — Они там не было каких-то таких, понимаете?.. Там отдельно были, понимаете ... Вообще в то время на юге очень мало их ... М. С .: — Сторонников я встречал, а так ... П. Х .: — А с большевистским подпольем были контакты? П. Д .: — Были (уверенно — Д. К.). Но то ВБ была с ними ... У них был подпольный обком ... пошел один эсбистов, хорошо знал русский язык, и с ними начал говорить. И говорит ... и начал им рисовать, так сказать, такой коммунизм ... такой национал-коммунизм ... Так они плакали — говорят: «Вот было бы хорошо!». Их должны были всех, так в всех имели! И литературу ... Еще они фальшивые деньги привезли, подбросили им фальшивые деньги ... там сделано, то такое было — халтура (этот эпизод непонятный — Д. К.)... А я имел с одним таким лидером — старым большевиком. Он потом даже когда следствие вели (НКВД — Д. К.), он сказал об этом — за ту дискуссию, назывался он Тимошенко — такой старый, лет семьдесят, под семьдесят ему было ... Я ему то говорил, и так далее ... и спустя ... он мне тем помог, потому что когда мое следствие шло, говорится: — «Вы встречались с представителями ...» (А он нелегально жил!) Я говорю: «Да я не помню». «Ну, вот Тимошенко вы нэ помните?»Я говорю:" Я не знаю, может быть ... "" Ну, вот етот Тимошенко сказал, что действительно — вы выступали против Немцев "... Так мне чекисты уже говорили ... Но я ... оно мне было нужно ... Д. К .: — А Ваш псевдоним был уже в Кировограде? П. Д .: — «Арсен». Все время. П. Х .: — Кто в Днепропетровске занимался переправкой молодежи к УПА? П. Д .: — Мне сейчас трудно тех людей назвать, но были такие. П. Х .: — А такие псевдо — «Доктор», «Тарасов» ... П. Д .: — Были такие, помню. «Доктор» был. П. Х .: — «Черный»?.. П. Д .: — Были, были ... «Цыганка» была связная из местных ... Потом с того ... Крюченко была женщина ... я был «Крученко», а она «Крюченко». П. Х .: — У Вас документы булинь «Крученко», да? П. Д .: — У меня документы были на «Крученко» ... У ... различные документы были, были документы (на имя) «Башня», когда я ехал — неопределенной национальности, вроде молдаван, понимаете? А были у меня на «Крученко» ... Д. К .: — А псевдо «Степан», то просто общеупотребительное, наверное? П. Д .: — Да, ну и то ... Д. К .: — Вы знали всю структуру ВБ, так? Сколько человек они имели? П. Д .: — Это была референтура своя, они имели свои инструкции ... Они отчитывались по идейной работе, по полититичний, которую проводили. Но они имели свои задачи отдельные. Д. К .: — Против немцев конкретные какие-либо факты ... П. Д .: — Против немцев ... в основном шла разъяснительная работа: кто они, что они и так далее, какова позиция по ним должно быть украинском, это была самая наша ... Потому что нам ... Ну, например, мы там могли убить Розенберга, когда он ехал открытой лимузин, понимаете ... и это было очень легко сделать, то можно было плики гранат бросить ему в машину и разорвало бы его. А зачем это делать? Были бы перестреляли украинской интеллигенции. Нам принесли ... мы знали до часа, как он будет ехать, по каким улицам. Там была его контора даже какая-то, — Розенберга, понимаете? Ну, как то не будет Розенберг, то будет там какой Швайнберг или другой. Ну и что с того? А перестреляют ... Мы очень, очень смотрели так: когда делать какой-то акт, то смотреть, что может повлечь за собой, жертвы? Ну, что такое Розенберг?.. Ну так в то время ... Мы знали в конце сорок первом

Рубрика: Бронежилеты и разгрузочные системы

- 21.08.2017