Казачество левобережной украины и русско-турецкая война 1735—1739 гг часть 6

летописях. Общественный интерес к событиям русско-турецкой войны 1735—1739 гг. Привел к появлению уже в ходе боевых действий первых исследований, связанных с проблематикой этой войны, которыми закладывалась база для дальнейшего научного изучения. В 1738 г... Увидело свет издание, которое удовлетворяло интерес российской общественности к только что захваченного империей Азова, его военной истории. Штурм Азова в 1736 обошелся без гетманцев и в контексте данной темы книга «Описание (краткое) всех случаев, касающихся Азова от создания сего города в возвращения оного под Русскую государство» интересна нам скорее как реакция на события. Интересы Азова расценивалось здесь как возврат ранее отторгнутые территории [357].Военное противостояние России и Турции уже в XVIII веке провоцировало интерес к южного соседа России, воплощалась, прежде всего, в различные страноведческие работы [557]. Эхом русско-турецкой войны 1735—1739 гг. Стало издание в 1741 перевода английского книги «Монархия Турецкая» [520].Попытку осмыслить события второй половины 1730-х гг. Сделали уже младшие современники, которые могли использовать свидетельства очевидцев и определенные собственные впечатления. Важным с такой недалекой расстоянии виделись следующие аспекты. С именем военного канцеляриста Г. Покась связано «Описание в Малой России». Это произведение в научный оборот ввел М. Горбань, который в 1923 г. Напечатал с него несколько отрывков. Автор доказал рассказ до начала 1750-х гг. И, в отличие от официозного «Краткого описания Малой России», не скрывал антироссийских ноток. Г. Покас подробно описал правления Анны Иоанновны и дал красочную негативную характеристику деятельности Б. Миниха. Основными проступками фельдмаршала автор считал обнищание Гетманщины и нарушение ее древних прав. Он же сделал одну из первых попыток описания военных действий, подробно освещая участие левобережных полков в русско-турецкой войне 1735—1739 гг. Как считал А. Оглоблин, работа Г. Покась была известной А. Дивовича, некоторые ученые предполагают связь этого произведения с «разговор.» С. Дивовича [493, с. 179 - 187].С. Дивовича в своей поэме «Разговор Великороссии и Малороссии» не ставил задачей преподавать историю казачества, исторический материал подобран так, чтобы аргументировать равенство Великой и Малой России. Для нас интересно трехразовое упоминание Б. Миниха в негативном контексте — как человека, безосновательно унижала казаков и как предателя. Здесь же в двух случаях приводились возражения П. Ласси, который встал на защиту казацкой победы [329, с. 70, 93, 95]. О боевых действиях 1735—1739 гг. Упоминалось вообще коротко, но отдельно отмечено неудачных действиях российского командования в битве при Черной долине (тысяча семьсот тридцать шесть), что привело к значительным потерям среди казаков, виновником автор считал генерала Гейна [329, с. 93, 95]. Сам С. Дивовича событий 1736 помнить не мог. Очевидно, эта битва оставила яркие воспоминания в казацкой среде. Почти одновременно с С. Дивовича бунчуковый товарищ П. Симоновский писал свое произведение «Краткое описание в казацко малороссийском народе.». Автор хронологически изложил события войны, из отдельных сражений вспомнил битву при Гайман долине (1738), в которой погиб генеральный хорунжий С. Галецкий. Информация П. Симоновского не всегда достоверная, не лишена фактических неточностей. Особенно это касается действий на Крымском направлении. Получение Бахчисарая, Перекопа, Кинбурна, Карасу-Базара П. Симоновский относит к 1738, объединяя таким образом последствия походов 1736—1738 гг. Кроме того, автор говорит о боевых действиях корпуса П. Ласси в Крыму в 1739 г..., В то время как фельдмаршал ограничился прикрытием границ Гетманщины и в Крым не входил [452, с. 145 - 147].Кроме боевых действий, автора «Краткого описания.» интересовали фигуры голов ПГУ. Он также позволил себе очень острые высказывания по поводу нищеты Гетманщины во время войны и поборов, которые осуществляла российская армия. Как и С. Дивовича, автор отрицательно относился к лицу фельдмаршала Миниха [452, с. 145 - 147].Скупые сведения о войне в своей «летописного сказания» подал военный инженер по специальности А. Ригельман, который уже в 1738 занимался строительством укреплений вокруг Киева, в следующем году участвовал в Хотинском походе, а в 1740 г... Разграничивал российско-турецкую границу. Однако описание боевых действий он подал чрезвычайно кратко, не вместил подробностей об участии казачьих частей в боях [519, с. 651 - 652]. В то же время историк обратил особое внимание на возвращение запорожцев под русскую протекцию в 1734 [519, с. 639 - 643], введение ПГУ и личность первого председателя этого института, А. Шаховского [519, с. 644 - 647].Автора «Истории Русов» привлекали несколько иные сюжеты. Бегло вспоминая основания ПГУ, он пространно описал атмосферу террора Тайной канцелярии и, в качестве иллюстрации, ввел рассказ о злоключениях помещика, вся вина которого заключалась в орлам, изображенных на кафеле печи. О боевых действиях казачьих полков в 1735—1739 гг. Автор не имел четкого представления. Центром повествования стал бой при Черной долине, однако описание его абсолютно фантастический. В этом сюжете накладываются друг на друга тяжелые для казаков битвы на Крымском направлении в +1736 и 1738, причем гибель генерального бунчужного С. Галецкого переносится с 1738 в 1736 Поражение казаков при Черной долине стала, по мнению автора, причиной предвзятого отношения Б. Миниха к гетманцев. Еще одним элементом картины войны были реквизиции российскими войсками провианта и скота [436, с. 237 - 242]. Второй этап изучения русско-турецкой войны 1735—1739 гг. И участия в ней левобережного казачества приходится на 1 820 — начало 1930-х гг. Этот этап характеризуется началом применения научных методов к изучению проблемы, привлечением архивных документов, рядом публикаций источников. Научное изучение истории Гетманщины начал Д. Бантыш-Каменский, использовал для своего исследования работы Х. Манштейна, А. Ригельмана, украинские летописи и документы из московских архивов. Характеризуя вторую половину 1730-х гг., Автор, прежде всего, обратил внимание на боевые действия, но достоверной информации в распоряжении историка было немного. Он почти дословно повторил созданную «Историей Русов» легенду о гибели в битве С. Галецкого, хотя и привел, в отличие от предшественника, его настоящий ранг. Информация о войне взята, прежде всего, в Х. Манштейна, но добавлены очень интересные сведения о В. Капниста, который выступает одним из провиднихфигур этой войны. Исследователь, восхищаясь действиями этого действительно незаурядного военнослужащего, приписав ему командование гетманцами во время Очаковского (один тысяча семьсот тридцать семь) похода. С симпатией относился Д. Бантыш-Каменский в гетманцев, вступив в полемику с унизительными характеристиками Х. Манштейна по их боеспособности. С невоенных сюжетов приведена рассказ о самозванца, провозгласил себя царевичем, но быстро был предан горло [387, с. 445 - 448].В XIX веке происходит становление российской военной истории. Ее представители в большинстве своем пытались дать обзор войн, которые вела Россия, или обращали внимание на наиболее яркие события XVIII в. — Войны времен Петра I и Екатерины II в [471]. Во время общих осмотров войн

Рубрика: Бронежилеты и разгрузочные системы

- 20.08.2017