Днепропетровцы в украинской повстанческой армии часть 4

Также осенью 1943 года в УПА достались двадцать подпольщиков с Лоц-Каменке и Нижне-Днепровская, под руководством инженера Кирилла Ларина ("Лещина), в которой находился также его брат Сергей, и еще несколько групп. На руководящих должностях в ОУН и в составе Украинской Главной Освободительной Рады (УГВР) находились в дальнейшем бывшая студентка горного института, подпольщица ОУН в г...Днепропетровске Екатерина Мешко ("Верещак») и ее будущий муж, идеологический референт КП ПдСУЗ Емельян Логуш («Иванов»). К УГВР, как третий вице-президент, вошел также руководитель подполья в Никополе Федор Вовк (известный в эмиграции как Иван Вовчук), а в одном из отделов охраны Первого Большого Сбора УГВР, который состоялся южнее села Спрыня, что на Самбирщини, от 11 до 15 июля 1944 находился его сын, также участник подполья ОУН на Никопольщине Вадим Вовк. Вместе с последним главнокомандующим УПА полковником В. Куку, была все время, вплоть до их ареста в 1954 году, его жена, также бывшая днепропетровская подпольщица Юлия (Ульяна) Крюченко («Оксана»). Нам теперь известны также семнадцать днепропетровцев, вероятно, из числа военнопленных, служивших в УПА и чьи имена впервые опубликовал проф. В. Сергийчук (кроме известного нам ранее Кирилла Ларина): Варепа В. — «Неизвестный», Голота О. — «Голь», Добровольский С. — «Жолудь», Завгородний А. — «Ласточка», Шамрай В. — "Ворон «Радченко А. -» Дуб «, Захарчук С. -» Голубь «, Король В. -» Карась «, Лугвиненко И. -» Бровь «, Лазуренко М. -» Ризняк «, Сашенко М. -» Звезда ", Сверида Г. — «Голубь», Соколюк В. — «Молот», тряпки В. — «Голубь», Чуприна И. — «Апрель». Под № 6 (в оригинале №106) в списке фамилию командира орудия «Корнейчука» подано неправильно: «ковер» вместо «ковер», также как и место рождения — "с. Знаменка «вместо» Знаменовка «, Новомосковского р-на, также надо читать, что он числился в ВО» Богун «, группа» Богун "от 03.12.1943 г... Эти ошибки в публикации нужно обязательно исправить еще и потому, что в оригинале его анкеты с «Иведенцийнои книги УПА-Север», которую, собственно подал в печати В. Сергийчук, отмечается, что Александр Коверя (род. 01.08.1908.), Артиллерист, старшина РА, в подполье ОУН находился от 1941г., Но, конечно, не с 3 декабря, как в публикации (в «Иведенцийний книге» указано, что от 3 декабря 1943 он числится в УПА) . Приведенных в списке «Иведенцийнои книги УПА-» Север "вихидцив с Днепропетровщины надо также добавить Чорненка Андрея (" Щигич ") из с. Запорожье, которого профессор, вероятно, ошибочно засчитал в список жителей Запорожской области (с. Запорожье относится к Широковского района, Днепропетровской обл.). Именно он будет семнадцатым в этой нашей докладе, заменяя уже упомянутого К. Ларина. Установлено еще менее 5 фамилий наших земляков, воевавших в УПА, среди которых М. Пальцун («Шули»), который находился в охране ген. «Тараса Чупринки» — Романа Шухевича; в лесах на Львовщине прошел пропагандистский обучение в сотни «Орлика» бывший редактор криворожского журнала «Колокол», член ОУН Борис Евтухов, который находился в УПА до ареста 14.02.1945 г... Был осужден как военный инструктор УПА. В 1944 году, к отряду, расположенной вблизи Коломыи, приналежав известный украинский поэт, мастер бандуры, священник УАПЦ Николай Соколовский (литературный псевдоним — Сарма), под псевдонимом «Николай Беда». Соколовский-Сарма называл также вероятными участниками националистического подполья двух своих родных братьев, но их принадлежность к ОУН или УПА пока не доказано документально. Интересно, что в книге воспоминаний о О. Грабця — «Отца» в число погибших в славном бою под Гурбами 24.04.1944 г... Зачтено, по крайней мере, трех днепропетровцев — воинов УПА: командир четы В. Санчевський — «Запорожец» (в книге — «Синчевський»), командир звена В. Ропацький — «Дубрава» (в книге — неправильно назван В. Байченком (хотя, следует проверить также, был в УПА днепропетровец с такой фамилией) и командир звена В. Черебило — «Яруга» ( в книге — "Чернобыль Василий»). Точку ставить рано. Поиск продолжается. Отрывок из беседы исследователя истории ОУН-УПА Дмитрия Куделе с бывшим никопольским подпольщиком-националистом ПЕТРОМ Игнатьевич перепады от 17 февраля 2003 года. (СПЕЦКОР: интервью подается с сокращениями но без редакционных правок с сохранением аутентичности языкового стиля) Д. К. (Дмитрий Куделя): Петр Игнатьевич, когда вы впервые услышали об Организации? От кого и когда? П. П .: Значит, я впервые об Организации услышал тогда, когда в Никополь вступили немцы. Буквально на следующий недели об этом я услышал. После что вместе с немцами приехали «западенцы» — их было трое в Никополе. И я обратил внимание на то, что они говорили с акцентом, что они были одеты не так, как мы, а более ... более изысканно, и они были очень вежливыми и воспитанными. Это я обратил внимание. Д. К .: Кто были ты западники? П. П .: Вот я хочу сказать, что это была одна — Ульяна Целевич (П. П. знал ее как Ульяну Тимченко, фамилия Целевич возникло дальше, во время наших опытов — Д. К.), Анатолий Иванович Захарчук, начальник полиции потом, и наш руководитель подполья Крук Лукьян Иванович. Д. К .: Кто первый вам об ОУН рассказал? П. П .: Первый я не могу тетрадь, собственно говоря, мы до сих прибывших, комсомольцы, молодежь, относились не может, что с недоверием, а даже враждебно. После они для нас чужие были. Они приехали вместе с немцами, то есть они приехали вместе с немцами, то есть они были немецкими пособниками, коллаборационистами. А в таком случае мы, патриоты Советского Союза, относились к ним с презрением, с, можно сказать, с враждебностью. И эта враждебность долго удерживала в стороне от знакомства с ними, и не было никакой нужды: в их свои задачи были, а нам, чтобы было бы пожить как-нибудь ... Д. К .: Они работали в администрации сразу же? П. П .: Все — да, были в администрации. Тот — в полиции, Крук был на бирже труда, а Ульяна — культурой, «Просвещением» ... в ее ведомстве были все культурные мероприятия и мероприятия. Д. К .: отделом культуры или «Просвтою»? П. П .: Пожалуй, отделом культуры ведал Кисель Тимофей Григорьевич. А она была «Просвещением» (руководила — Д. К.). Но так, как она была как бы ведущей, и с новыми идеями приехала то она и туда и туда влезала ... Школы тоже она способствувала, чтобы были открыты сразу же, хотя это была прерогатива Киселя ... Д. К .: Вы помните ее снаружи? П. П .: Помню, чего там не помнит? Я не сказал, что она была красива. Их выдавал этот «западенский» акцент, говор. Сразу видно было. Только заговорил, первая фраза — уже ясно было, что она за птица ... Д. К .: «Ульяна Тимченко» она была? П. П .: Да, Ульяна Петровна Тимченко ... Ну что еще? Дело в том, что так, как с ними мне не приходилось спилкуваться вообще, но я знал ... Вот, например, такой случай: Вечер памяти Тараса Григорьевича Шевченко в большом кинотеатре бывшему нашему хотя там и были немецкие фильмы показывали ... Кинотеатр Ленина при етом ... а как его отдали «убрал» — он стал називаться имени Шевченко, в период оккупации. Там, значит, в первых рядах — в первом, втором, в третьем иногда вкраплены немцы-солдаты, там, один, два рядом, друзья пришли ... а я где-то был в шестом-седьмом ряду. И вот когда на сцене

Рубрика: Боевое знамя современной Армии

- 18.08.2017