Днепропетровцы в украинской повстанческой армии часть 3

Аресты подпольщиков продолжаются. Расстрелы и пытки сознательных Украинский оккупантами, как также активная против немецко позиция ОУН, приводят к ощутимому росту симпатий к ней со стороны местного населения. Свои плоды дает агитационная, воспитательная, просветительская работа националистов, их настойчивые призывы к возрождению национального достоинства, пропаганду героики борьбы среди молодежи. Количество сторонников к осени 1943 года, то есть ко времени освобождения большей части территории области от немцев отсчитывается тысячами, украинским националистам уже гораздо легче доказывать людям правильность их идеологии и величие конечной цели. В ответе официального представителя Пресс-центра УСБУ в Днепропетровской области В. Ченцова общая численность участников националистического подполья в области оценивается в 800 человек, подпольные отчеты ОУН подают на лето 1943 года — 5000, вместе с «организованными сторонниками». Заключенный нами именной указатель в настоящее время насчитывает более 700 установленных имен подпольщиков-националистов и сторонников. Предварительный анализ найденных источников заставляет согласиться с цифрой, приведенной в отчетах. Именно на этом фоне Провода ОУН (СД) — «бандеровцев» на III Конференции в феврале 1943 года "взвесил состояние внутренних сил врага, рассмотрел внешние политические обстоятельства для военной действия. После этого на территории Полесья и Волыни выступили первые вооруженные отряды Украинской Повстанческой Армии ". К сорок третьему были отдельные вооруженные отряды, которые еще было рано называть армией. С этого времени подпольные издания ОУН усиленно популяризируют идею развития собственных Вооруженных сил, а сведения об образовании УПА (часто в значительно преувеличенном виде) быстро достигают Днепропетровской области. Летом же 1943 года, как гласит одна из «докладных записок» начальника управления НКВД в Днепропетровской обл. секретарю обкома КП (б) У, «особенно остро был поставлен вопрос о немедленном уходе членов ОУН к УПА перед приходом частей Красной Армии» (перевод с русского цитируемых документов НКВД — автора). В другой записке нач. управлиння НКВД отмечалось: "С 1943 г..., По указанию Главного Провода районные оуновские организации нашей области проводили большую работу по вербовке и отправке в УПА призывных контингентов. Каждый район периодически направлял по явкових паролях к базам формирования отрядов УПА вооруженные группы для пополнения ". Действительно, в период лето-осень 1943 переправки в ряды УПА подпольщиков с Днепропетровщины приобрело размах. Вызвано это было не только наступлением советских войск, но и усилением вывоза молодежи на работы в Германию. Однако, некоторые из днепропетровских ОУНовцев попал в УПА раньше. Так, например, пропагандист Днепропетровского областного провода Василий Худенко («Остап»), уже весной 1943 года было отправлено в Ровенскую, где присоединился к УПА, и выполнял обязанности шефа связи штаба ВО (группы) «Зарево» на Северо — западных украинских землях, политвоспитателя куреней «Непитайло» и «Горлица», а впоследствии политреферента Южной группы УПА. Его отец — Михаил Худенко также помогал повстанцам, находясь священником УАПЦ в одной из волынских приходов. В. М.Худенко был взят в плен войсками НКВД в 1944 году. И умер 7 августа 1948 в «Севвостлагу», в Магаданской обл. Основными направлениями следования только сформированных групп повстанцев были районы так называемого Черного леса, начинавшийся в Кировоградской и «Холодного Яра» на Южной Киевщине (район Умани, сейчас — Черкасская обл.), Который сам по себе был легендой украинского повстанческого движения. Формированием повстанческих отделов, организацией командования и кординации действий, а также размещением и пропитанием новоприбывших занимался проводник Кировоградщины Осип Безпалько («Остап») и проводники, которые только выехали Днепропетровская Петр Сильный («Арсен»), Ярослав Петречко — «Граб», в Холодном Яри ​​- Михаил Медведь («Карпович»). Так, например, Сильный с октября 1943 организовывал вооруженные отряды на обширной территории преимущественно Кировоградской области Голованевск, Капитановского, Александровский леса, поселки и города Аджамка, Фундуклеевкой, Александровка, Новоукраинка. Василий Кук передвигается территорией (Полесье, волынскую Кремьянеччину, где уже была база бывшего обл. Проводника Днепропетровщины Петра Олийника — «Энея», в Днепропетровске — «Романа», «Морозенко»), везде полагоджуючы повстанческие дела, и на более длительное время оседает в Умани. Через понимание того, что закрепиться в Холодноярщину, через быстрое наступление Красной Армии, за короткое время не было возможности, задачи перед организаторами стоял следующее: объединить все повстанческие группы и желающих из числа беженцев и, вероятно, части полицейских, назначить общее руководство — и отступать в направлении Винницы, или, зглядно с ситуацией даже Волыни. Там перейти фронт, подготовиться к боевым действиям — и уже после серьезной подготовки возвращаться назад и закрепляться на местах. «Лемех», уже, вероятно, как командир УПА — «Юг» полковник «Кузнец», предписывает отправлять людей на Кремьянеччину. Там их обучали подпольщики, знакомые с военным делом, вооружали (большинство групп отправлялись в путь без оружия): таким образом создавалась более или менее боеспособная военная сила. Так же формировались рейдовые отдела в той части Киевщины, которая была южнее автострады Сарны-Киев, в районе Славутичское лесов. Эти отделы действовали практически единственным комплексом, составляя отдельную военную округа, которой командовал Емельян Грабець — «Отец» — «Богун». Среди тех, кто занимался организацией переправки людей к УПА в г...Днепропетровск в 1943 году в документах НКВД называются «Доктор», «Черный». В конце октября из областного центра отправляются держатель одной из главных конспиративных квартир Краевого Провода бывший воин армии УНР Григорий Дудка (неправильно называемый участником группы подпольщиков с Широковского района Г. С.Ильченком областным проводником «Лемко») с женой, которую подпольщики называли «мамой революционеров» и дочерью Лидией, вместе с областным проводником — галичанином «Юрой», под видом зятя. Отдельной подводой, но вместе с ними, ехали гласный агент СД, участник подполья Филоненко Александр с Нижне-Днепровская и машинистка краевого провода галичанка «Маруся», которая скрывалась у него в доме. Они перевозили для УПА большое количество литературы пол ящика патронов, мины. Большую часть этого груза пришлось закопать на окраине поля возле с. Аджамка на Кировоградщине, из-за нападения немецкой острога, что нашла во время обыска бланки генерал-комиссариата в «Маруси» и револьвер и деньги (30 тис. карбованцив) в Филоненко. «Юра» после того принял решение оставить его в с. Ново-Украинка помогать местному районов проводнике под видом эвакуированного немцами. Судьба «Маруси» неизвестна. По приказу районового организатора «сетки» (сети) ОУН на Левобережье Днепропетровска (немцев этот район считался как отдельный город — Нижне-Днепровск) Степана Макуха — «Романа» (недавно освобожденного ВБ с концлагеря) примерно в то же время отправляется в направлении Кировоградщины группа подпольщиков под командой врача «Арсена». Отряд состоял из 22-32 чел. В этой группе

Рубрика: Гражданская оборона

- 26.08.2017